Вот представь, идешь ты по темной улице, потерялась в городе - не ищи,
где-то дома бабушка ждет-волнуется, выключает радио, стынут щи.
А твое лицо от мороза белое, на пушистой шапке искрится снег,
что бы ты с собою теперь не сделала, все равно отыщешься по весне.
Ты - сплошное "вряд ли": улыбка нервная, голос слишком тихий, рука дрожит,
если бы тебя не назвали Гердою, ты бы и не стала, наверно, жить.

А тебе по паспорту - восемнадцатый, по глазам - не меньше, чем тридцать три.
Вот представь, допустим, любила братца ты, вырезала буковки на двери,
бабушка забрасывала вопросами, начинала плакать, ворчать, бранить.
Вы себе казались ужасно взрослыми, буркнув неразборчиво "извини",
да ныряли из дому в омут улицы, чтобы не выныривать до зари.
А потом он вырос и чуть ссутулился, приучился хмуриться и курить.

 

Вот представь, он вышел за сигаретами, а когда вернется - не знает сам.
А в твоих наушниках песни Летова, встречные машины - по тормозам.
Город прокажен, обезжизнен, выстужен - ледяной занозой застрял в груди.
Вот найду и все ему прямо выскажу, что это за мода - не приходить?
Где же его носит, помилуй Господи, прямо хоть из дому не выпускай.
ветер вымораживает до косточек, рельсы прозвенели - ушел трамвай.

 

Вот представь, в окно запулили камушком, стеклышки рассыпались горстью страз,
из осколков "Вечность" сложила бабушка, впавшая на старости лет в маразм.
На асфальт - окурки, плевки, проклятия , к небу - никотиновый фимиам.
Вот представь, найдешь ты свою Лапландию, обморозишь ноги, напьешься в хлам,
свалишься в сугроб да уснешь, и вот тебе - тут тебе и вечность, и Кай, и снег.

Может ты проснешься, а может - оттепель, все равно отыщешься по весне.

 

Где-то дома к бабушке мчится скорая, где-то на столе остывает чай.
И чего забыла ты в этом городе, если больше некого повстречать?
(с) Марья Куприянова



@темы: чужое